Как петербургский парламент менял регламент

image
Скандал оставили напоследок, когда большинство аккредитованных журналистов разъезжаются, передает наш корреспондент.

Постановление «О внесении изменений в регламент заседаний Законодательного собрания Санкт-Петербурга» оставили на конец заседания неспроста: после обеда все телекамеры, да и большинство пишущих журналистов, разъезжаются.

В этом якобы был объективный смысл: Постановление «О внесении изменений в регламент заседаний Законодательного собрания Санкт-Петербурга» – самый что ни на есть внутренний документ парламента. Тем противнее показалась процедура, как его обсуждали.

Ради снижения накала


Представлял нормативно-правовой акт вице-спикер Собрания Сергей Соловьев, заседающий третий созыв подряд. Напомнив, что «предвыборный год – год накала политической борьбы», он разразился гневной речью: «В последнее время парламентскую трибуну используют не для продвижения законодательных инициатив, а для фейковых новостей и призывов к несанкционированным акциям. Некоторые депутаты в своих выступлениях приводят непроверенные данные, что вводит жителей города в заблуждение». В связи с этим народный избранник, представляющий «Единую Россию», предложил внести в регламент заседаний Законодательного собрания несколько изменений:
– ограничить включение в проект повестки дня заседания дополнительных проектов нормативных правовых актов объединениями депутатов Собрания;
– наказывать депутатов не только за неэтичное поведение, но и за выступление не по теме обсуждаемого документа;
– лишать депутата права голоса до конца заседания за объявленные председательствующим 2 замечания в течение одного пленарного заседания;
– дополнительный перерыв с целью последующего политического заявления разрешается брать только с согласия большинства парламента.
Изменения в регламент вносятся исключительно для предвыборного года. В остальное время они не действуют. Юридическое управление ЗакСа, что вполне объяснимо, не обнаружило в предложенных нормах никаких противоречий законодательству, однако отметило наличие редакционных замечаний к тексту документа.

Вопрос/ответ


Оппозиция возмутилась. Алексей Ковалев недоумевающе спросил, как обсуждение законопроектов может повлиять на неокрепшие умы. Но бдительный Вячеслав Макаров снял вопрос.

«Кто и на основании чего будет определять, по теме выступает депутат или нет?», – поинтересовался Борис Вишневский. «Спикер и депутаты парламента, – заученно парировал Сергей Соловьев. – Жесткая критика в адрес правительства города и правоохранительных органов не допускается».

«А хвалить Президента можно?» – вступил в дискуссию Максим Резник. «Ваши выступления всегда содержательны, но не имеют никакого отношения к обсуждаемой теме», – отправили его восвояси.

«Как и за что будут объявлять замечание?», – поинтересовалась любопытствующая Оксана Дмитриева. Докладчик остался невозмутим: «Безосновательно критиковать с этой трибуны нельзя». А почему оппозиционным фракциям запрещают брать перерыв?», – задала второй вопрос лидер фракции «Партия Роста». Ответил Вячеслав Макаров: «Почему запрещают? Решение будет приниматься большинством голосов. Проголосуем за ваше предложение».

«Почему поправки действуют только в выборный год?», – прозвучал вопрос эсера Александра Егорова. «А вы хотите на весь период?», – вопросом на вопрос ответил докладчик.

«Мы поняли, что критиковать нам нельзя, вносить законопроекты нельзя, брать перерывы нельзя – это конец парламентаризма или новая демократия?», – коммунист Ирина Иванова так и не дождалась реакции от трибуны.

На предложение либерального демократа Павла Иткина внести еще какие-то дополнения в предложенный документ, Сергей Соловьевзнал, что следует ответить: «Мы хорошо знаем всех наших солистов. Не нужно никаких правок, принять и все».

Неприятие оппозиции


В прениях выступили Борис Вишневский, Оксана Дмитриева, Алексей Ковалев, Максим Резник, Ольга Ходунова и Вячеслав Макаров. Приведем наиболее существенные тезисы, которые прозвучали в ходе обсуждения документа.

«Наблюдая все этапы нашего парламентаризма за тридцать лет, могу сказать, что если бы в Ленсовет, где было демократическое большинство, кто-то принес такой проект об ущемлении оппозиции, его бы порвали на мелкие кусочки и вытерли о проект ноги. В ЗакСе первого, второго, третьего, четвертого и даже пятого созыва никто даже подумать не мог бы о таком. Теперь – время пришло. Печальное время», – констатировал Борис Вишневский.

«Насколько я понимаю, это мое последнее выступление с трибуны парламента, поэтому скажу о политической ответственности парламента. В этот критический политический момент вы – партия власти – раскачиваете лодку и выталкиваете народ на улицу, потому что теперь только там мы сможем донести наши идеи до избирателей», – решила предостеречь коллег Оксана Дмитриева.

«Сегодняшним решением вы исключили возможность работать в Законодательном собрании всем, кроме медведя. Смотреть на это невозможно без юмора. Не боюсь повлиять на ваши неокрепшие умы: вам всем в будущем предстоит запрет на вход в это здание, потому что власть рано или поздно сменится», – предупредил Алексей Ковалев. «Что и Меня не пустите?», – с улыбкой иезуита поинтересовался Вячеслав Макаров. «Конечно», – ответил старейший по законотворческому сроку парламентарий Петербурга.

Максим Резник назвал 10 февраля – «худшим днем в жизни парламента, потому что в Законодательном собрании введена прямая цензура», и предложил поименное голосование, чтобы «в истории остались имена провокаторов». А Ольга Ходунова заявила: «Обнуление парламента – плохой путь для города трех революций».

Последнее слова – председателю


«Спасибо вам, Ольга Архиповна, за то, что напомнили, что мы находимся в городе трех революций, – начал заключительное выступление спикер парламента Вячеслав Макаров. – Февраль – особый месяц для нашего города. Именно в феврале1917 года в этом дворце прошло последнее заседание правительства России, после его роспуска было растерзано более 100 адмиралов и генералов. Если бы среди них тогда нашелся бы хоть один смельчак, который остановил бы заседателей, не было бы многолетней братоубийственной войны». Он подчеркнул, что оппозиция нужна парламенту. «Щука нужна, чтобы карась не дремал, – напомнил спикер известную истину, – но щука не должна превращаться в пиранью». «Я могу простить многое, но не предательство», – сказал Макаров далее, назвав протестные акции конца января – ударом по Президенту.

В пламенной речи председателя Законодательного собрания нашлось место и 33 дипломатам, вмешивающимся во внутренние дела России, и генералу Антону Деникину, который по время Великой Отечественной войны помогал Сталину, и генералу Петру Краснову, в тот же период поддержавшему Гитлера, и майдану, приведшему Украину к гражданской войне («А ведь все началось с печенек, которые раздавали иностранцы митингующим на площади»). «Более демократичного председателя у вас никогда не было, – величаво объявил Вячеслав Макаров в конце выступления, – потому что я всегда выступаю за Россию. У нас не должно быть протестной повестки. Смуты нельзя допустить в Петербурге и России».

И хотя парламентское большинство не решилось оставить свои имена в истории поименным голосованием, легко определить, что 34 голоса «за» документ – это члены фракции «Единая Россия».

Не проголосовал один единоросс Андрей Анохин, написав в фейсбуке, что «не нашел в себе сил поддержать документ». Отмолчались и члены фракции ЛДПР (Иткин, Сысоев, Яковлев).

Против выступили в полном составе фракции КПРФ (Ходунова, Иванова, Рассудов), «Справедливой России» (Ковалев, Егоров, Тихонова), «Партии Роста» (Дмитриева, Трохманенко), «Яблоко» (Вишневский) и независимый Резник. Депутат Амосов, который, скорее всего, был бы в стане противников документа, лечится от коронавируса.

ГАЛИНА РАВИЛОВА

Похожие новости